Категория:

Тип:
Сортировать по:

Русские летчики против американских во Вьетнамской войне. Истребление № 2

0 2 4523
11 сентября 2015

Предысторию этого поста, рассказывающую про подавляющее преимущество русских военных летчиков над американскими военными в ходе Корейской войны вы можете найти тут.

В крупнейшем в мире авиакосмическом музее — Национальном музее авиации и космонавтики в Вашингтоне — есть примечательный уголок экспозиции. Бок о бок, чуть повернувшись носовыми воздухозаборниками друг к другу, стоят два непримиримых противника: американский «Фантом» F-4 и советский МиГ-21. Вечные соперники, давние враги, впервые столкнувшиеся друг с другом на войне во Вьетнаме — и продолжавшие противостояние два с лишним десятилетия.

Но обращает на себя внимание не само соседство, оно-то как раз выглядит совершенно логичным. Примечательно другое: насколько меньше, компактнее и в то же время совершеннее смотрится легкая советская крылатая машина на фоне своего тяжеловесного соперника. Глядя на это соседство, понимаешь, почему именно МиГ-21, у советских летчиков заслуживший шутливо-уважительное прозвище «Балалайка», а в войсках США и блока НАТО — «летающий Калашников», стал самым массовым сверхзвуковым самолетом в мире. Даже на первый взгляд в нем нет ничего лишнего, ничего случайного, ничего сложного или нелогичного — он так же прост и совершенен на вид, как и советский АК. А при более тесном знакомстве понимаешь и то, насколько два этих символа военной мощи СССР — МиГ-21 и АК — похожи между собой простотой и эффективностью применения.

Так что не стоит удивляться, что первый советский реактивный истребитель с треугольным крылом стал самым массовым сверхзвуковым боевым самолетом в истории авиации. В общей сложности в СССР, Чехословакии и Индии было выпущено почти 11,5 тысячи этих машин! Только этих чисел достаточно, чтобы с полным основанием называть истребитель МиГ-21 рекордсменом. А ведь есть еще как минимум 2500 самолетов, выпущенных по лицензии в Китае под индексом J7 (в экспортном варианте — F7). И это в то время, как самый массовый американский сверхзвуковой истребитель — тот самый американский «Фантом» — произведен в количестве куда меньшем: 5195 машин.

При этом МиГ-21 стал не только самым массовым, но и одним из самых долгоживущих реактивных истребителей третьего поколения. Совершивший первый полет 9 января 1956 года, он и по сей день состоит на вооружении в 18 странах. Больше всего «двадцать первых» остается в строю в Индии: 264 самолета, половина из которых недавно модернизирована и будет служить до 2019 года. На втором месте — страна, ставшая местом боевого крещения самолета: Вьетнам. Там «на службе» еще 124 МиГ-21 последних модификаций. А его главный соперник — «Фантом» — дослуживает сейчас только в авиации Ирана, где в строю остается 225 машин.

МиГ-21 в Национальном музее авиации и космонавтики в Вашингтоне рядом со своими американскими противниками F-4 (слева) и F-105 (на заднем плане, в камуфлированной окраске).

«Двадцать первый» против «Фантома»

Историю МиГ-21 следовало бы начать, пожалуй, с появления двух первых прототипов — Е-2 со стреловидным крылом и Е-4 с треугольным. Но чтобы понять, где и как «двадцать первый» заработал свою потрясающую репутацию, мы начнем рассказ с истории первых боев между этими самолетами и их главным противником, «Фантомом».

Два врага впервые встретились в небе Вьетнама 23 апреля 1966 года, а через три дня американские «Фантомы» первыми открыли боевой счет, сбив ракетами МиГ-21. Но, несмотря на столь удачное для тяжелого истребителя начало, именно появление новых МиГ-21Ф-13 (самая массовая модификация первого поколения истребителя) и МиГ-21ПФ-В (снабженный радиолокационным прицелом перехватчик в варианте для тропического климата) заставило американских летчиков резко изменить тактику и утратить ощущение безнаказанности.

«Двадцать первые» существенно превосходили по возможностям своих предшественников — дозвуковые МиГ-17Ф китайского производства и немногочисленные МиГ-15, полученные от СССР. Они имели ракеты класса «воздух — воздух», были гораздо быстрее и маневреннее, а главное, умело пользовались тактикой наведения с наземных радиолокационных постов. Кроме того, новые истребители отлично использовали возможности своих менее скоростных собратьев-«семнадцатых». Им теперь отводилась роль загонщиков, вытеснявших «Фантомы» с малых высот, где они имели преимущество, на средние, где более маневренные МиГ-21 легко заходили F-4 в хвост и сбивали их.

Кстати, именно опыт применения МиГ-21 во Вьетнаме заставил делавшее ставку исключительно на ракетное оружие советское военное руководство пересмотреть взгляды и вернуть на самолеты пушечное вооружение. Из каждых 11 пущенных по цели советских неуправляемых ракет С-5 класса «воздух — воздух» в цель поначалу попадали одна-две, хотя и сам факт пуска ракет из задней полусферы всерьез пугал американских летчиков, заставляя их быстро выходить из боя. А вот пушечные снаряды калибра 30 мм куда реже проходили мимо цели. Когда же вьетнамские летчики начали получать в достаточном количестве советские управляемые ракеты Р-3С, они же К-13, — советский вариант стоявшей на вооружении «Фантомов» ракеты AIM-9B Sidewinder, — ситуация изменилась кардинально.

С учетом этого закономерно, что с мая по декабрь 1966 года американцы потеряли в воздушных боях 47 самолетов, уничтожив при этом лишь 12 истребителей противника. Сказалось все: и лучшая маневренность МиГ-21 на виражах по сравнению с F-4, и лучшая управляемость советского истребителя, и большая тяговооруженность «двадцать первого». Эти преимущества уравновешивали недостаточный обзор пилота «МиГа», слабость радиолокатора и неотработанность ракетного вооружения. В итоге на первом этапе воздушной войны во Вьетнаме (с апреля 1965-го по ноябрь 1968-го) преимущество осталось за летчиками Северного Вьетнама. В 268 воздушных боях они сбили 244 американских самолета, потеряв всего 85 своих. Среди этих потерь было 27 «Фантомов» — и только 20 МиГ-21. А в течение последнего года войны — 1972-го — в воздухе над Вьетнамом произошел 201 воздушный бой, в которых было потеряно 54 вьетнамских истребителя и 90 американских. Среди них 37 МиГ-21 и 74 «Фантома» — более чем показательное соотношение. А всего в 1972 году «двадцать первым» удалось записать на свой счет 67 самолетов США разных типов и моделей. Примечательно, что в США снято множество фильмов про войну во Вьетнаме, но ни одного хоть сколько-нибудь известного, где главными героями стали бы летчики-истребители. Гордиться американцам в боях за вьетнамское небо явно было нечем.

Вьетнамские летчики спешат к своим самолетам, чтобы вступить в бой с приближающимся противником.

Воевать не числом, а умением

В 1973 году американские войска ушли из Южного Вьетнама, страна объединилась под названием Социалистическая Республика Вьетнам, и война закончилась. Но не закончилось противостояние МиГ-21 и «Фантомов». В том же самом году в октябре на Ближнем Востоке разгорелась скоротечная — всего 18 дней! — война, получившая название войны Судного дня. И в ней вновь сошлись уже успевшие узнать и зауважать друг друга противники.

Как говорят специалисты по истории авиации, во Вьетнаме МиГ-21 лучше всего проявил себя как перехватчик — хотя им он, собственно, по первоначальной задумке не являлся. Тем не менее авионика истребителя, его тяговооруженность и скороподъемность, а также скорость вполне позволяли ему играть эту роль. А в войне Судного дня лучше всего раскрылся потенциал «двадцать первых» как маневренных фронтовых истребителей.

Причем раскрывать эти способности МиГ-21 помогли не столько «Фантомы», стоявшие на вооружении израильских ВВС, сколько прикрывавшие их во время вылетов на штурмовку истребители «Мираж» французского производства. И тут, надо сказать, встретились противники, гораздо больше похожие друг на друга. И советский, и французский истребители отличались прежде всего высокой маневренностью, имели очень похожее вооружение — 30-миллиметровую пушку и ракеты «воздух — воздух» с тепловыми головками самонаведения, а самое главное, были близки «идеологически». Ведь и тот и другой создавались как фронтовые истребители, главной задачей которых было ведение маневренного воздушного боя. Как вспоминают участники тех событий, египетские пилоты были не слишком хорошо подготовлены и не отличались инициативой и смелостью. В частности, они редко могли воспользоваться отличной маневренностью «двадцать первых» и потому ввели в обиход правило «Увидев «Мираж», не становись в вираж». Зато имевшие гораздо более тесные связи с СССР и прошедшие серьезную пилотажную и тактическую подготовку под руководством советских летчиков-инструкторов сирийские пилоты проявили себя с лучшей стороны, использовав все возможности, которые давал им МиГ-21. В итоге всего за 18 суток той краткосрочной войны истребители ВВС Сирии провели над Голанскими высотами и Ливаном 260 воздушных боев, сбив 105 самолетов противника и потеряв всего 57 своих! Согласитесь, показательное соотношение, особенно учитывая, что противостояли им отлично подготовленные и умеющие пользоваться всеми возможностями своих «Фантомов» и «Миражей» израильские пилоты. Но преимущество советских самолетов проявилось в полной мере, что и привело к таким показательным результатам боев.

По словам историков авиации, именно война Судного дня окончательно вернула в тактический арсенал реактивной авиации понятие ближнего маневренного группового боя. Идеология одиночного перехвата, которая господствовала в представлениях о роли реактивных истребителей, потеряла свою доминирующую позицию: пользоваться ею стали только для уничтожения отдельных целей типа высотных самолетов-разведчиков. А для советской авиации главным выводом из событий октября 1973 года стало понимание, что тактические, боевые и модернизационные возможности МиГ-21 еще далеко не исчерпаны и самолет может оставаться в строю еще не один год. Но тогда, конечно, никто не подозревал, что речь идет не о годах — о десятилетиях.

  • русские бьют американцев

Комментарии

Комментировать могут только авторизованные пользователи. Войти

Смотрите также!